“Можно лгать в любви, в политике, в медицине, можно обмануть людей, даже Бога… Но в искусстве обмануть нельзя.” Антон Чехов

В эпиграфе есть чисто чеховское недоразумение. Бога можно обманывать, но ложь пройдет мимо. Художник, желая утвердит свою правду, конечно, может преувеличить.

Метод “Театра Простодушных” покажется кому-то примитивным в сравнении с реалистическим театром. Да, исполнение здесь может быть архаичным, однако в примитивности есть значение первичности как природного выражения древнейших, еле уловимых переживаний и ощущений. Но надо суметь понять эту неловкую игру, обращенную к самому естеству человека. На этом глубинном уровне возможно общение между людьми разных культур и суб-культур.

Никакой рафинированности, изощренности нет у исполнителей с синдромом Дауна, это им не нужно. И зрителю может показаться, что он попал в какую-то любительскую студию, но, так или иначе, ему захочется хоть немного побыть в этом чудном мире, который удалось создать простодушным артистам. Они искренни. И, всматриваясь в их органику, неизбежно попадаешь под их обаяние, заражаешься этим чистым взглядом на жизнь, не испорченным никакой заумью. Пусть технического совершенства совсем нет в их работе, зато есть очарование естественности, удивительной доверчивости. Если нет открытости и искренности - нет и искусства, будь хоть трижды “правильно” сделанное ремесло.

Сценический опыт вечных детей, как “потешников-простаков”, выходит за рамки банального актёрского ремесла. Поиск автора ведётся в направлении реконструкции карнавального представления, здесь всё держится на пародировании устоявшихся театральных норм, создающемся тождестве комического и трагичного, тут все вместе: и радость игры, детская непосредственность и житейская ограниченность.

Владение художественным языком - инструментом культуры - определяется профессиональными навыками и возможностями. Однако все более очевидным становятся негативные оценки узко-профессионального искусства - как умения пользоваться определенными приемами. Установка на непрофессионализм в искусстве имеет глубокие корни, связанные со спецификой культуры 20 века. Мы говорим о народном начале “Театра Простодушных” и синтезе профессионального и непрофессионального в искусстве.

Актёры-исполнители творят себя в блаженстве страждущей души, подобно скоморохам - подлинным смехо-творцам, без хитростей и уловок, которыми владеют их искушенные коллеги - профессиональные артисты. И если соизмерять их усилия с ранними формами искусства, (например, плясание - как священно-действие), следует отметить, что в сценических композициях Неупокоева соединены две формы действительности: блажные участники заняты игрой как таковой, а режиссер - собственно театром. Игра и искусство - связаны, но не тождественны, и нет надобности подтягивать исполнителей к стандартам актерского ремесла, а им не нужно вникать в художественную концепцию спектаклей.

После многолетней работы, состав участников закрепился и компания страждущих людей оформилась в счастливую “актерскую артель”, играющую - не для корысти, а “сердца ради”. Все их выступления (особенно в мистерии “Бесовское действо”), в чем-то сродни нелепым шутовским игрищам, когда все “не в заправду” на первый взгляд, а потом оказывается, что всерьез. Устремления Неупокоева связаны с наложением на “серьеёноё” искусство - весёлой стихии, идущей от типажей участников, которые существуют на сцене своеобразно: не как в классической или современной драме, а как в фольклорном действе.

Понятие “Театр Простодушных” включает в себя адаптированные формы народного театра, элементы символизма и самодеятельного творчества особых артистов - это выражено уже в самом названии театра. И хотя жанровые формы тут почти не изменились, меняется их содержательно-идейная составляющая. “Непростые люди”, и по сути анти-актеры, выступая в непривычной для них роли, привносят в строго-культурное произведение свое про-начало. Являясь пред публикой в откровенной художнической провокации своего режиссера, они демонстрируют себя в ипостаси дураков-забавников, успешно конкурируя в этом с обычными актерами - профессиональными притворщиками.

Эстетика театра Неупокоева, в значительной мере, обусловлена наитиями Гоголя, очень чуткого к малому и великому в жизни человека. Он знал самые потаенные смыслы и вольного славянского начала и Евангельского откровения, как укоренной глубоко в душе радости общения со Христом. В соединении образцов мирового искусства и наивных игрецов, не отделимы содержание от формы, накрепко переплетенных в универсальном театральном зрелище. Когда каждый спектакль - смесь радости и торжества, общих для зрителей и исполнителей, как живой отголосок ушедшего в небытие праздника, свободного от нынешних идеологий.

Так в практике “Простодушных” актуализируются народные и нео-архаические устремления отечественного искусства. Движения культуры всегда разно-векторны, они состоят из положительно-организованного влияния и того, что называют фольклорным наследием, а также, некоего их суррогата - пост-модернистских новаций. Общее национальное развитие происходит на поле взаимодействия этих различных направленностей. Успех “Театра Простодушных”, во многом, обусловлен этим сочетанием характерных черт современного искусства.

Культурологи ведущим признаком народных пляски, байки или лубка называют “синкретизм”. Его генетическое отличие - в неотделимости художественного действия от общей творческой активности человека, а также, в неясности границ искусства. Выступления “Простодушных”, в этом смысле, есть синкретическая разновидность усилий участников, под которой надо понимать единство художественного и вне-художественного восприятия жизни.

И пусть речь этих исполнителей невнятна и груба, а движения заторможены или, наоборот, слишком резкие - ну, просто инструкция “Как не поступить в театральный институт”. Однако предельная безыскусность такого исполнения может увлечь зрителя сильнее, чем игра актеров с первоклассной пластикой и поставленными голосами. В их наивных исполнительских усилиях проявляется новое качество искусства, устремленное к постижению границ театральной специфики.

1 комментарий на запись «Метод»

  1. Автор: Вадим Радченко

    Был на “Бесовском действе” 22 апреля 2015г. Счастлив, что увидел ваш театр и ваших актеров. Все - Правда!

 
Оставить свой комментарий:

Я не робот.

© «Театр Простодушных», 2004-2009
Интернет-поддержка - КРЕДО-ТЕЛЕКОМ